Андрей Безруков

Представляем вашему вниманию интервью с очень многогранным, и безусловно интересным человеком. Он занимается туризмом с самого детства. Он второй год ведет школу лыжного туризма в турклубе «Спутник». Он активно участвует в мероприятиях ВелоУфы, прошел сложные велосипедные походы по Кубе и Памиру, и в тоже время не считает велотуризм за туризм. Встречайте — Андрей Безруков.

Здравствуй Андрей. Тебя уважительно называют «представителем старой школы». Сколько лет, с какого возраста занимаешься туризмом?
Туризм для меня начался в два года, когда родители повезли меня на сплав по Зилиму. Помню от туда только отдельные сцены, например, как заходили в дом к егерю в Кули-Тамаке. Вернее сказать, это был не сплав. Я перемещался у отца на шее. Плавсредств тогда не было, шли пешком вниз по течению. И традиция эта стала ежегодной, и как водится у детей, я с нетерпением донимал родителей уже за несколько месяцев: когда же снова в поход! Сначала плавали на шинах от самолетов, потом склеили резиновые гондолы и на месте рубили плот для них. Там я впитал определенный дух туризма, песни Окуджавы, Высоцкого, русские народные песни. С особой нежностью вспоминаю ту эпоху. Думаю, тот импульс на 90% задал тон всей моей жизни. Это было настоящим. Но это не я занимался туризмом, это меня им занимали.

Андрей Безруков

Новый для себя открыл примерно в 9 классе школы в клубе спортивного ориентирования и туризма «Мечта». Там я узнал, что можно ходить не только раз в год, но и почти каждые выходные. И ходить можно не по рекам, а просто по лесу. Карта, компас и свобода в выборе направления. У нас сложился замечательный коллектив, многие, в том числе и я, там нашли себе нынешних жен и мужей. Теперь семьями ходим друг другу в гости уже с детьми, организовываем семейные походы.

Подчиняясь тому самому импульсу, заложенному в меня с детства, я больше интереса проявлял к туризму, нежели к спортивному ориентированию. Мечта развалилась по разным причинам, и я ушел в свободное плавание. Оброс новыми друзьями и с некоторыми мечтинцами мы продолжали осваивать горизонты в туризме. Создали сайт southural.ru, который по-началу наполнялся нашими опусами о походах. Сайт существует и по сей день, но сейчас больше превратился в музей-библиотеку.

Больших высот в туризме я не достиг, да и мы не особо к этому стремились. Заявляться не любили, ходили «для себя», находили попутчиков через сайт. Серьезным опытом похвастаться не могу ни в одном виде туризма. «Старой школой» меня наверное окрестили за мои ортодоксальные взгляды, нелюбовь к GPS и любовь к компасу. Для меня до сих пор в походе более важна добросердечная атмосфера коллектива, туристический дух, который я не могу точно сказать, что это такое, нежели красота гор или спорт. Любовь к местам сто раз посещаемым, которые, может ничего не значат для серьезных горников или альпинистов. Это невозможно описать, зато можно передать через совместные походы.

Не секрет, что туризм был очень развит в прошлые годы, и после определенного спада опять начинает возрождаться. Как на твой взгляд изменился туризм сейчас? Что отличает и что объединяет старую и новую школы?
Трудно точно сказать что происходит и происходило с туризмом. Я практически не застал времена по-настоящему развитого туризма. Только по косвенным признакам, например по библиотеке отчетов в ТК Спутник, можно судить об этих временах. То, что мне досталось — развал СССР и новое безвременье. Традиция надорвана. Поэтому реально я отношусь к новой школе. Сравнение «нового» туризма с туризмом времен Визбора будет не в нашу пользу. Тут конечно, смотря как сравнивать. Но мне представляется, что дерево надо судить по плодам. Плоды — это люди, песни, культура. Силы характеров, подвиги. Многих из тех можно назвать сейчас Атлантами, которые держали небо. Время рождало гигантов, песни, которые переписывались в блокноты на случайных встречах на маршрутах и таким образом охватили всю страну! Ничего подобного мы сейчас не рождаем, даже имея великолепные средства коммуникации. То, что теперь мы ходим быстрее, дальше и выше много чести нам не делает, на самом деле. Как ходим, о чем мечтаем, что пишем, какими делаемся в походах — вот что важно в первую очередь. Страна поощряет потребительское отношение ко всему, поэтому расцветают всевозможные «экстремальные» виды туризма, гонка за адреналином. Не бессмысленно ли это? Меня это не цепляет. Однако радует, что ВелоУфимцы хотят большего!

Большинство туристов занимаются одним видом туризма. Будь то пеший или водный туризм. И лишь изредка ходят в другие маршруты. Ты же кажется занимаешься практически всеми видами? Почему? Не можешь определится, хочешь попробовать все или еще какая причина?
Так как я не прибился в свою активную фазу ни к одному клубу, это не дало мне шанса выйти на большую дорогу и повлиять на многих. Поэтому не могу себя назвать занимающимся каким либо видом туризма, кроме лыжного, чем я пытаюсь заниматься только теперь. Поэтому и вопрос так ставить не правильно.

Но Земля так спроектирована, что здесь есть сезонность, есть горы, есть высокие горы, реки, пещеры, пустыни. Сама ситуация провоцирует тебя познать все это. По мере углубления в туризм, постепенно утверждаешься в какой-то особо нежной любви лишь к одной — двум ипостасям природы. Но если есть друзья с другими вкусами, и они приглашают в другие путешествия, часто соглашаешься.

Андрей Безруков  Андрей Безруков

Расскажи в каких походах был.
Южный Урал — неопределенное количество пеших и лыжных походов различной длительности до 1кс.

Хамар-Дабан, ~1кс, пеший

Тянь-Шань, Киргизский хребет, ~2кс, горный

Алтай, ~1-2кс, вело 2шт

Алтай 2кс, горный

Памир ~3кс, вело

Куба, вело нк

Неудавшаяся попытка залезть на Эльбрус

Есть из них какой нибудь самый запоминающийся?
Не могу выделить чего-то особого. Конечно это походы студенчества, поскольку молодость, любовь, все новое. Хамар-Дабан, наверное — наш первый внеуральский опыт.

Есть какая нибудь история интересная которая произошла в каком-нибудь походе, в котором ты был? Можешь рассказать?
Какие-то переделки можно вспоминать и рассказывать много и долго. Но в конечном счете это не интересно. Мало ли чего может сотворить случай. Мне интересно вспоминать ситуации, в которых люди проявили себя как-то по новому, проявили может быть новые для самих себя качества души. Или совершили такой труд, который сами от себя не ожидали. Я считаю, что выбор между добром и злом и труд души — единственное что является нашими настоящими достижениями или поражениями и то что достойно внимания.

С этой точки зрения интересно проанализировать печеньковые сканадалы в походах, какие-то глупые ссоры, неоправданную и лишнюю жесткость в руководстве. Ну и из приятных моментов как лезли на первый перевал на Тянь-Шане, и так получилось что лезли на него два раза. Мне пришлось обнаружить в себе еще тройной запас моральных и физических сил, о которых я не подозревал. И на Памире мы ночью с велосипедами пересекали тарелку проваливающегося по пояс снега под которым была вода. Там тоже пришлось найти в себе порцию терпения, которого до того во мне не наблюдалось в таких количествах. А куда деваться, не ждать же рассвета, когда все в конец раскиснет и ты один посреди снежного поля, где и присесть негде. Мне больше всего нравится вспоминать ситуации, когда в каком-то медвежем угле в самой кульминации похода вдруг чувствуется особое единение с группой, особая теплота в отношениях. Не всегда это бывает, но когда бывает — это прекрасно. Ради этого я и хожу.

Андрей Безруков

Поход в который ты мечтаешь сходить. Он есть в твоих планах. Какой он?
Северный или Южный Полюс. 

Многие, особенно старые туристы, говорят, что в туризме соревнования превалируют над непосредственно походами. И это плохо. Как ты относишься к туристским соревнованиям?
Никогда не имел вкуса к соревнованиям, кроме, пожалуй, Кольца 24. Практически их не видел и сказать про них ничего не могу. Если соревноваться в шутку, это хорошо.

Расскажи немного о себе. Чем занимаешься в свободное от туризма время и работы время?
Люблю столярничать, делаю себе мебель. Играю на гитаре. Ну и семья, конечно, дети отнимают почти все свободное время. 

Семья поддерживает твою страсть к туризму?
Поддерживает, но иногда приходится договариваться и от чего-то отказываться. 

Наверное многие слышали как ты поешь аккомпанируя себе на гитаре. Ты проводишь вечера туристской песни в клубе. Почему ты считаешь важным, чтобы туристы умели играть на гитаре и пели песни?
Туристическая песня в моей подкорке заложена со времен сплавов по Зилиму с родителями. Тут надо немного пояснить, что такое туристическая песня, поскольку многие крайне туманно себе это представляют. Бардовская или туристическая, она же авторская, песня отличается от артистической песни (рок, шансон и любой другого вида песенного творчества, даже включая песни, исполняющиеся исключительно в одиночку под гитару) так же, как отличается разговор равноправных друзей на кухне от лекции преподавателя или выступления политика. Бард не играет кого-то, а являет через песню самого себя. Естественно, не с целью произвести впечатление, внушить определенную идею, или заработать денег. Отсюда и предельная искренность песен, осмысленность, скромная музыкальная составляющая. Бард поет про себя. Ведь глупо петь ахинею?

Ну конечно не все бардовские песни — шедевры. Но тут включается новый механизм естественного отбора, обеспечивающийся как раз туристами в первую очередь. Песни заучивались на перекрестных кострах, на фестивалях, переписывались по блокнотам, песенникам. Выживали сильнейшие. Это был широкомасштабный отбор в котором сами авторы никак не участвовали, их имен даже не знали. Песни сами отвоевали себе пространство от Москвы до Камчатки без малейших усилий по пиару. Потому что людям это было родное, это было о себе самих, это хотелось петь. Причем так хотелось, что не петь было невозможно. Ради этого учились играть на гитаре с нуля.

И я так же не могу это не петь. Эти песни отражают то, каким я хотел бы быть. И если находится кто-то, кто разделяет мои чувства, это сближает нас. Вообще песни поются хором, потому что они сближают людей. Но мне не интересен тот поверхностный уровень который цепляет рок. Это всего-лишь экстаз ритма, минимальная, часто надуманная смысловая нагрузка, которая не выстрадана, не из глубины души. Извините, мне так не интересно, хотя и я раньше выл во всю глотку в третьем с конца вагоне Цоя и Шевчука. 

Ну и давай опять вернемся непосредственно к туризму. А именно велосипедной его составляющей. У тебя были большие серьезные велопоходы: Южный Урал, Куба, Памир. Расскажи свои впечатления. Какое для тебя самые важные отличия велосипедных походов от остальных?
Ну можете бить меня ногами, но велотуризм я с трудом отношу к туризму вообще, для меня это так. Все самые лучшие моменты в велотуризме были как раз связаны с теми участками, где мы эти велосипеды мы тащили на себе, где они были лишние. Велопоходы гораздо проще в организации, поэтому это хорошая вещь чтобы втягивать новичков, или сходить самому, если нет сил и времени на организацию настоящего горного или пешего похода. Но если есть компания и энергия, предпочитаю ее направить в горы. Самые главные отличия — наличие населенки, невозможность забраться в самые фен-шуйные места, зависть к тем, кто где-то там сейчас рубится со льдом, а ты колесишь в предгорье, легкодоступность.

Андрей Безруков

Скажи пожалуйста пару слов о походе о Кубе. Что больше всего удивило, понравилось, не понравилось.
Ну это не поход, это форменное безобразие на другом конце земли с использованием велосипедов. До сих пор есть мнение, что велики там были лишние. Чтобы Кубу вкусить на все 100%, надо уметь танцевать. Сначала надо учиться бальным танцам здесь, потом ехать на Кубу. Без этого вы получите там только 30% возможного, недостаток придется компенсировать ромом и мохито.

Андрей Безруков

Андрей, как ты познакомился с ВелоУфой, с турклубом Спутник? Чем тебя привлекло именно это сообщество?
Со Спутником я в давних отношениях со времен Мечты. С Велоуфой я познакомился через друзей, которые там оказались до меня. Когда мне предложили поехать в велопоход в Азию (вместо которого мы поехали на Кубу), я решил акклиматизироваться, так как не чувствовал в себе сил для серьезного подвига. Я пригласил народ на форуме и мы поехали искать дорогу из Ассов до Аши через Бахмур. Так дальше и пошло.

В турклубе «Спутник» на этой неделе начнется школа лыжного туризма, которую ты проводишь уже второй год. Приоткрой пожалуйста секрет, что ожидает учеников? Почему именно лыжная школа?
Лыжные походы для меня — это нечто особое. Сейчас расскажу почему. Зима отнимает тебя полностью, каждую твою секунду. Надо контролировать ноги, движения, бороться со снегом, холодом, постоянно тропить. Вечером пилить, колоть, опять согревать руки, ноги. Одеваться, раздеваться, ночью топить печь. Стихия поглощает тебя и отпускает только на пороге дома. Но и дарует такие сильные незабываемые эмоции, которые не забудешь уже никогда. Яркое солнце, бездонную голубизну неба, блистающие деревья, кристальную видимость на 100 км. Зима очень технична и в то же время не опасна. Ты вроде бы во власти стихии, однако контролируешь ситуацию гораздо больше чем летом. Но чтобы насладиться этим чувством паритета со стихией, нужно овладеть определенными навыками. Обо всем этом я и рассказываю.

Андрей Безруков  Андрей Безруков

Что на твой взгляд в силах сделать каждый велоуфимец, каждый спутниковец для развития туризма?
Должен постоянно делаться лучше, продемонстрировать на собственном примере, что туризм делает людей лучше. Быть мягким, необидчивым, инициативным, понимать собственную цель в жизни, сделать походы осмысленными. Тогда люди потянутся. 

Ну и напоследок, что бы ты хотел пожелать посетителям нашего сайта?
Если есть какая-то идея, реализуйте ее!

Большое спасибо Андрей. Успехов в школе и в остальных твоих начинаниях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *