Кропачево – Бриш (18-19 апреля 2009 г.)

автор: Gourry

Тиха украинская ночь,
Но сало надо перепрятать!

(народная мудрость)

Продолжая поэтическую тему – в такую ночь сало можно и не прятать — все равно не увидишь. Ни луны, ни звезд – только свет от велофар, отражение от асфальта и безумные вспышки света от светоотражающих полос и катафотов. Особенно очаровательно выглядят оранжевые отражки на педалях с приличного расстояния – все равно, что капли смолы, падающие с горящей ветки.

Собственно, планировался примерно пятнадцатикилометровый кусок пути — начало тренировочного выезда группы НТП №1. Руководитель – Сергей Константинов, участники – Султан (Rudoi), Паша (Gourry), Рустем, Лена и Кристина. Всего предстояло преодолеть 130 километров между Кропачево и Бриштамаком за двое суток.

В электричке в этот раз ехало две группы, собирающиеся проехать данный маршрут. На прошлой неделе его в обратном направлении проезжала группа Лехи Urall`ы (отчет об этом уже есть на сайте), в этот раз же двое Лех и Тимми хотели пройти этот же маршрут за сутки, кросс-походом.

Впрочем, нельзя сказать, что в электричке было что-то неординарное – не считая весьма успешного опыта по торговле вразнос с багажника велосипеда. Сразу после выгрузки в Кропачево и проверки давления в шинах (с которым были проблемы во время всего пути) колонна из шести велосипедистов относительно стройным порядком тронулась в… куда-то – дороги толком не было видно.

Вот тут я оценил, что такое настоящий велосвет. Если мой Trelok – просто добротный средний уровень, то фары у большинства народа, особенно Cat Eye Султана и Пецлы у девушек были весьма жестоким издевательством – с Султаном рядом я просто не мог ехать, ибо отсветом слепило безумно, и как только он поворачивал руль – я становился слеп как крот. А вот «маленький бесполезный красный фонарик» проявил себя с лучшей стороны – его видно с огромного расстояния, что приятно в растянутой колонне.

На пересечении дороги с трассой пришлось чуть-чуть постоять, пропуская дальнобойщиков. На той стороне же нам попались первые люди, встречавшие лосей – машина ДПС в челябинской боевой раскраске. Они (лоси) уже к этому времени оторвались минут на пятнадцать. У гаишников такой нерест велосипедистов скорее всего вызвал какой-то интерес, но внешне они его не проявляли.

Дальше дорога оказалась неплохой – асфальт, никаких машин… И ровно так же ничего не видно. Примерно через час езды мы остановились у какого-то безымянного ручья, и ушли в леса. Усталости особой не было, но спать уже хотелось, так что лагерь поставили быстро, прямо на остатках снега. Однако, перед отходом ко сну успели причастится к церемонии торжественного чаепития.

Если вечер прошел неплохо, с разговорами допоздна, то утро оказалось… Тяжелым. Если мужская палатка (Серега, Султан и Рустэм) великолепно выспалась, то женская (с примазавшимся Пашей) в полном составе еле вытряхнулась из спальников – там хоть и было холодно, но определенно теплее, чем снаружи.

Впрочем, после завтрака, чая и разминки стало определенно полегче. Достаточно для того, чтобы оценить масштаб проблемы – первого на сегодня подъема. Спустились к дороге и понеслись… Или поползли – в горку. Через пятьдесят метров возникло четкое ощущение, что начинать с такого день – извращение, через сто – садизм, через двести – геноцид, но уже ближе к вершине пришел к выводу, что ничего страшного – но вот наличие впереди неопределенного количества таких же подъемов определенно не радует.

Последующие два часа были наглядным доказательством того, что асфальт – весьма монотонная штука. С небольшой горки – на небольшую горку, повторить, даже не взбалтывая. Выезжая к Орловке порадовались затяжному спуску, впрочем, оный энтузиазм куда-то делся, когда мы обнаружили, что после нее подъем-спуск сменился режимом подъем-подъем.

Так что мы встали на перекус перед началом подъема, около разожженного неизвестно кем мелкого костерка (неизвестно кто так и не объявился, кстати). Потом началась веселая часть – больше получаса непрерывного подъема. Хехе, самый легкий из веселых участков, встретившихся за эти дни :) В качестве отдыха на вершине планировали устроить фотосессию с деревом любви, однако его сравнительно недавно срубили. В итоге пень был использован как постамент

Следующий особо не примечательный участок асфальта был до въезда в Катав-Ивановск. Там по-моему даже перепадов особых не было, хотя пара сравнительно быстрых спусков была. В Катав-Ивановске пришлось задержаться у магазина (в частности из-за весьма приличных пирогов по 25 (!) рублей штука) и пекарни. У пекарни мы изрядно понервничали – когда наши зашли туда, изнутри стали доносится звуки скандала и металлический грохот (как будто кого-то бьют по голове жестяным подносом). Так что когда все вышли целые и небитые, радости нашей не было предела Похоже, происходящее считалось у них нормальной рабочей обстановкой. 

Когда мы доехали до противоположного края Катав-Ивановска (лесобазы) то обнаружили нечто странное. По карте мы еще не съезжали с асфальта, однако единственная асфальтированная дорога явно вела в другую сторону. Проехав по ней чуть-чуть и окончательно убедившись, что что-тотут не так, вернулись к развилке и начали карабкаться в горку – по весьма паршивого качества грейдеру из всех участков нормальных дорог в этом походе конкретно этот мне почему-топонравился меньше всего. И, метров через двести – триста, этот картографический казус разрешился.

Судя по всему, район и Катав-Ивановск что-то ощутимо не поделили… и не договорились, кто строит участок асфальта от развилки до черты оного Катав-Ивановска. Но это моя гипотеза. Тут нам второй раз встретили следы лосей. Водитель остановившегося школьного автобуса сообщил, что они уже в Бедярыше, спрашивали про нас и «ругались что медленно едем».

Вскоре после этого мы доехали до места обеда. Благодаря некоторому географическому маразму мы с чистой совестью можем сказать, что обедали в дельте Нила – у слияния трех рек. На самом деле конечно в дельте НилЫ, но в таком варианте уже не так поэтично.

Перед отъездом нас подбодрило легким дождичком, так что трогались с легким сердцем и недобрыми предчувствиями. Кстати забыл сказать, что до того посыпало еще мелким снегом – или скорее редкими белыми мухами 

Тут у меня легкий провал в памяти – и точно вспомнить, когда асфальт перешел в грейдер окончательно я не могу. Но факт остается фактом – с цивилизацией в виде асфальта мы расстались на сутки с лишним. И не сказать чтобы кто-то по этому поводу особо грустил.

Местами велы конечно упирались, но в целом – ни одного незаезжабельного подъема, местами спуски — чуть ли не с контруклонами, а все тело массируется постоянным потряхиванием на камушках. Опять таки выбор траектории наименьшего сопротивления, который резко лишает дорогу монотонности. И вообще, как-то окружающую природу лучше чувствуешь.

Прелесть продолжалась до развилки – хорошо накатанная дорога уходила на Лемезу, мы же сворачивали на менее укатанную дорогу на Бедярыш. Хотя не сказать, что гравия на нее пожалели, но меньшее количество машин ощущалось. О накатанности можно было забыть, влажной глинистой грязи было в разы больше, так что на этой части дороги тягуны (три штуки вроде) были таксебе-заезжабельными, переходя в гряземесительно-затаскивательные.

По дороге встретили еще один след впередиидущих. На этот раз это был «Урал», груженный ценным результатом животноводства – навозом. Получив очередное сообщение информбюро узнали, что они уже прошли самый пакостный участок между Бедярышем и Мулдакаево, который у нас был запланирован на завтра. Также были порадованы тем, что оного участка всего семь километров (читай двенадцать).

Вторая стоянка также была подальше от дороги – ощутимо дальше. Замечательное место, правда велы в горку пришлось тащить изрядно. После легкого ужина (стиль питания Сереги это вообще очень странная, долгая и интересная песня), некоторого количества громких воплей (производимых купающимися Серегой и Султаном) и гораздо менее продолжительного матепития, компания дружно срубилась.

Второе утро оказалось менее страшным – благодаря перераспределению людей в палатках. Рустэм как самый горячий перешел в палатку к девушкам вместо калорифера, Паша (наглядно доказавший что девятисотой салевы в апреле еще маловато) ушел в более теплую палатку. С утра также обнаружилось окончательно, что банковская работа до добра не доводит – у девушек было четкое отсутствие аппетита и неприятные ощущения в желудках. Подкачав очередную порцию шин, все собрались и выдвинулись.

Тягун, пугавший нас вечером с утра оказался практически незаметной и заезжабельной горкой, дальше же до самого Бедярыша был только один похожий на подъем уклон – да и тот без рюкзаков четко был бы контриком. Сам Бедярыш тоже представлял собой сплошной уклон, так что мы его натурально пролетели. А вот дальше началась самая веселая часть дороги.

Если с точки зрения лосей это еще считалось проезжабельным, то у нас начался участок велопешки. Сначала пара километров ада – подъем до плато. Вот там недостаток сил у девушек чувствовался остро (да и остальным это не казалось увеселительной прогулкой). Когда в колее было достаточное количество льда – еще куда ни шло, а вот грязные участки были мягко скажем неприятнее. Шли в режиме 500 метров – передых. Потом началось плато, а народ пришел в себя и адаптировался. Тут уже было неплохо – идем довольно шустро. По дороге в лесу был шедевральный момент – шестеро велосипедистов, а навстречу мужик с ружьем и топором. Обе стороны немного ошалели от встречи, и потому старательно делали вид что так и надо.

Однако, лес закончился. Тут мы поняли, что нам еще сильно повезло. Колеи с другой стороны были еще более разбиты, и о льде там даже и мечтать нельзя было. Так что море глины и если б нам по ЭТОМУ пришлось тащить вверх – сдохли б в разы быстрее и эффектнее. Что удивило – местные особо не приврали – что-то около восьми километров веселухи, и то, смотря откуда считать то, что для «Урала» считается «плохой дорогой».

Дальше пошло Мулдакаево. Деревня как деревня, но в той стороне, в которую выехали, чувствовалось, что влажность тут всегда повышенная. Грязно, хлюпко и местами вязко. Однако на другой стороне холма было уже потверже. Дальше же пошла вполне себе приемлемая дорога, не хуже, чем до поворота на Лемезу, если не лучше. К тому же, перед выездом к месту последнего перекуса на Лемезе был совершенно роскошный спуск – серпантин на три (вроде) шпильки, отлично укатанный (как Рустэм заявил, «у меня теперь любимое сочетание знаков: опасный спуск и извилистая дорога»).

Однако на стоянке настроение было не самое радостное. С учетом текущего ритма чувствовалось, что рискуем уже не успеть к электричке в Бриштамаке. Было решено использовать два резервных варианта – либо рассчитывать на поезд Уфа-Сибай (со всеми прелестями в лице приезда в Уфу только с утра на следующий день), либо закидывать всех уставших и медленных в попутный грузовик.

Однако грузовиков не наблюдалось и поскрипывающая и посвистывающая цепями колонна выдвинулась в сторону Искушты. Еще один кусок отличного грейдера (едва ли не лучший из того, что попадалось) и мы на месте. И тут на нас снизошло счастье в лице местного жителя (который уже пытался с нами заговорить).

Я и не подозревал, что в 99-ю может поместится родственник водителя, три человека, два велорюкзака, три вела и еще мелочевка. Кстати это было наглядным доказательством превосходства двуколесного транспорта над четырехколесным – там где мы без особых проблем бы проехали, я реально радовался тому, что залезая машину не снял шлем. Ибо пару раз там достал таки потолок.

На этом в общем-то дорога закончилась – подъехавшая в Бриштамак партия доползла до Инзера и отправилась мыть велы. Остальные трое доехали с ветерком за час сорок, и отправились мыть велы… И на радостях купаться сами. Правда, судя по отсутствию воплей, вода в Инзере была ощутимо теплее, чем в Бедярыше.

А на обратном пути ехали в еще более теплой компании – к нам обратно присоединились лоси и товарищи, матрасившие на Сковородке. В итоге, по моему человек пятнадцать велоуфимцев в вагоне точно было. А у нас в купе открылась маленькая пищевая черная дыра – ни за что б не поверил что можно кусочничать почти непрерывно чуть ли ни с Инзера до Уфы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *