Париж-Брест-Париж 2011. Записки участника.

Париж-Брест-Париж 2011Приступая к описанию этого события, я испытывал определенные трудности. Надежное правило начинать ab ovo,  «с яйца», оказалось не применимым, так как невозможно было определить, где оно это начало, когда засела в голову мечта проехать эту дистанцию и после этого подчинила себе часть жизни. Тем более не выяснить это сейчас, когда всё позади и кажется,  что сочетание Париж-Брест-Париж  было знакомо чуть ли не с рождения. К счастью, любое спортивное мероприятие имеет старт, вот с него я и начну.

Мой старт состоялся 21 августа примерно в 21.15. Я осознанно выбрал более позднее  время свободных стартов, чтобы стартовать в меньшей суете и угадал. Большинство участников стартовало в четыре часа дня и в шесть. Это так называемый общий старт. Самые сильные стремятся стартовать пораньше – это и понятно: им нужна свободная дорога, отсутствие очередей на контрольных пунктах. На общем старте участники выпускаются большими группами по 200 человек, что приводит к толчее и даже к завалам. И ждать своей очереди в многотысячной толпе приходилось часами. Во время свободных стартов участники выпускаются небольшими группами примерно по 20 человек. Да и ждал я своей очереди около 15 минут. Хотя и этого мне показалось много, потому что перед стартом одолел такой мандраж, что было ощущение, что я вообще никогда не сидел на велосипеде.  Выходил на такую дистанцию я впервые. Однако первые метры дистанции развеяли все страхи и сомнения.  Едва вырулил из стартового портала, как вечерняя асфальтовая лента дороги сама покатилась мне под колеса.

Начало, действительно, было очень стремительным. Накопив силы и до конца не осознавая всей протяженности предстоящего пути, все ринулись в темнеющий  парижский воздух. Если уж ввязались в эту авантюру, то поздно прислушиваться к голосу разума и экономить какие-то там килокалории! Темнота заливала Париж очень быстро и создавалось впечатление, что это не солнце садится за горизонт, а  велопелотон вторгается в пределы некой страны, лежащей вне рамок привычного. Тем более что так оно и было. Подсознательное стремление поскорей уехать из «страны» мелочной предстартовой подготовки, суеты,  надоевшего ожидания чего-то стало перед стартом практически осязаемым.

На старте не нашел ни одного знакомого лица, поэтому поначалу «прицепился» к группе итальянцев. Даже сидя в своих седлах, возбужденные первыми километрами итальянцы умудрялись производить огромное количество движения своим постоянным жестикулированием, сопровождающимся то усиливающейся, то затухающей, но никогда не прекращающейся болтовней. Рельеф на выезде из Парижа практически плоский, ехали довольно бодро и показания спидометра радовали взгляд цифрами между 35 и 40 км/час. В голове пелотона все работали по очереди, но в какой-то момент, группа стала потихоньку замедляться, и мне пришлось уйти вперед.  Вообще, первые километры были посвящены попыткам найти группу, подходящую по силам и по ритму движения. После нескольких попыток такая группа нашлась – и скорость была приличной, и работали не очень продолжительными сменами, и все участники в группе ехали ровно. По мертвой тишине, особенно заметной после итальянцев, заключил, что это была стихийная интернациональная группа. Просуществовала эта группа достаточно долго, но и она стала распадаться из-за рывков наиболее свежих и нежелания переутомляться остальных. Это участь всех групп на больших дистанциях, если едут не спортсмены и не специально скатанные долгими совместными марафонами люди. Но все равно спасибо всем случайным ночным попутчикам, о которых в памяти и не останется ничего, кроме шелеста цепей, многоголосого жужжания покрышек и торопливого щелканья переключателей перед подъемами и после них. Большинство образовавшихся на старте групп распалось, и теперь с вершин начавших появляться холмов дорога представлялась дрожащей красной нитью, лежащей на едва различимой черной скатерти.

Блеклая утренняя заря высветила на велокомпьютере приятные цифры, сообщавшие, что десятая часть марафона пройдена. Скоро подъехал и к финишу первого этапа – городу  Мортань-О-Перш. Здесь только food&drink – столовая без контроля. Удивило, что многие спали, хотя марафон только начинался. Причем спали, используя любой свободный пятачок на полу, за столами и в самых раскрепощенных состояниях. И присутствие сотен людей никого не смущало – здесь все свои. Воспользовавшись тем, что очередь за едой была небольшой, немного перекусил, запасся водой до первого контрольного пункта.

Начались тягучие подъемы и стремительные спуски. В какой-то момент на подъеме остановился, чтобы снять чулки и светоотражающий жилет, в которых стало жарко. Пока спешно переодевался, мимо меня проехала добрая сотня велосипедистов, и возникло тревожное чувство, что я теперь последний. Вообще-то вся дистанция прекрасно размечена стрелками, развешанных организаторами на всех перекрестах. Так что при минимальной внимательности заблудиться трудно, но все же есть вероятность, что пропустишь нужный поворот. А это чревато лишними километрами и самобичеванием, которое тоже отнимает много сил. Поэтому ехать вместе со всеми как-то спокойнее.

Вот и первое КП – Виллэн-ла-Жуель и первая печать в книжке! Каждому участнику был выдан чип, который на липунах крепился на лодыжке. Он считывался при прохождении на КП, после чего в Интернете он-лайн появлялась информация о прохождении участником этого КП. Однако официальным документом служила все же дорожная книжка, в которую вежливые, аккуратные старички в  зеленых футболках ставили время и печать.

Первую двухсотку я проехал за 8ч.30мин., что очень не плохо. Пока радует все: и погода, и компания, и самочувствие, и скорость.

Очередной КП  в городе Фужер. Маленькие, да и большие города Франции имеют очень замысловатую систему улиц, в которых очень сложно ориентироваться и еще сложнее перемещаться, не будучи с ней знакомым, так как много улиц с односторонним движением. И Фужер в этом смысле типичный представитель. Чтобы добраться до КП пришлось заложить весьма замысловатые коленца по городу. Контрольные пункты организаторы располагают в школах, гимназиях, спортивных центрах. Возможно, не каждый директор таких заведений желал бы дважды (по пути туда и обратно) принять у себя  пять с половиной тысяч гостей, немного бесцеремонных от усталости и у которых на ногах железные шипы от контактных педалей. Конечно, все полы закрыты картоном, но вряд ли это защищает на 100 процентов. Поэтому спасибо всем, кто помогает и поддерживает такое мероприятие.

Результат на 310км оказался также рекордным – быстрее 14 часов.

Следующий КП в городе Тентеньяк. Тут много названий с коньячно-винным запахом. На каждом КП есть пункт питания, иногда полноценное кафе с богатым набором блюд. Среди напитков непременно присутствует вино и пиво, как говорится, в ассортименте. Причем вино дешевле чая. И французские и немецкие марафонцы совсем не считают их «вредными», непременно включая их в свой рацион. Я экспериментировать не стал. Перед стартом все четыре дня жизни в Париже удерживался от соблазна попробовать настоящего французского вина. Купил лишь маленькую, самую красивую бутылочку (0.335 л.) розового вина, которую оставил в Париже в качестве подарка себе на случай успешного финиша.

В Тентеньяке горожане устроили настоящий праздник! Выставили сцену, на которой самодеятельные артисты играли незатейливые мелодии, танцевали в народных одеждах. Минут десять посидел на пригорке, послушал наигрыши на гармошке, перекусил круассаном, купленном тут же на импровизированном рынке у местных жителей.

Один участник, для которого этот ПБП уже не первый, дал совет не думать обо всей дистанции, как о чем-то целом, надо сводить весь марафон к цепочке маленьких участков от КП до КП. Так легче ехать. Действительно, этот совет очень ценный. Экономит нервные клетки. К тому же, каждое КП хочешь — не хочешь, а отнимает около часа времени, надо дойти пешком до пункта отметки, оставив велосипед на специальной стоянке, дойти и отстоять очередь в кафе, найти туалет и там выстоять очередь. Хотя это и не полноценный отдых, но на велосипед садишься уже довольно свежим. Последствия пройденных километров нет так  сильно  дают о себе знать, как будто начинаешь с нуля.

Следующий КП – Лудеак. 450 км за 22 ч 30 мин. Это уже не рекорд, но время вполне приличное. Стандартная схема: Бонжюр – печать – мерси, оревуар – и дальше в путь.

В 45 километрах от Лудеака  в Сен-Никола-дю-Пелем организаторы устроили пункт food and sleep – место, где можно перекусить и поспать. Выезжая из Лудеака, я рассчитывал воспользоваться этим местом по назначению. Ведь уже прошли сутки в пути, и пара часов сна была необходима, чтобы избежать упадка сил и засыпания за рулем.  Однако вышло всё не так гладко.

Километров за тридцать до Сен-Никола-дю-Пелем похолодало, и начался довольно сильный дождь, который очень быстро промочил до нитки. Надетый (как всегда с опозданием)  дождевик не спасал. Он без капюшона и к тому же был надет на маленький рюкзачок и поэтому не до конца застегивался. В общем, эти полтора часа дались очень тяжело и, когда  я подъехал к школе, в спортзале которой располагалось спальное место, меня уже била ощутимая дрожь. Кроме того, от большого количества выпитого за день кофе, было что-то не так с давлением. В общем, когда меня спросили, сколько я буду спать, неожиданно для себя я ответил: «Шесть часов». Удивленный волонтер несколько раз переспросил меня, сомневаясь, хорошо ли я знаю французский счет. Подоплека его удивления в другое время была бы для меня очевидной: «Ты что, парень, сюда спать приехал?» Но в тот момент я ничего этого не понимал. Мне казалось, что за более короткое время я в себя не приду. Едва переодевшись в сухое, я упал на раскладушку и мгновенно заснул. Правда, тут же был разбужен вежливым французом – часы бесстрастно показывали пять утра, а это означало, что шесть часов сна уже истекли. Только моргнул – и уже пора вставать. Покинув полупустой дортуар и поев в столовой, отправился на дистанцию.

Такие ситуации не стоит оценивать однозначно. В стрессовых ситуациях, к которым можно отнести и такой марафон, сознание иногда работает очень неожиданно и, надо признать, зачастую спасительно для человека. После такого «королевского» отдыха я очень легко взял очень тяжелый перевал через район Рок Тревезе  в обе стороны до Бреста и обратно. Относительно легкое преодоление самого сложного участка, возможно, предопределило успешное прохождение и всего марафона. Что касается таких «курьезов», то приведу два примера. Первый случай произошел на этом марафоне. Один участник, проснувшись на предпоследнем КП перед Брестом, решил, что он уже в Бресте и поехал обратно по стрелкам в Париж. Ошибка обнаружилась только на следующем КП, когда недосчитались одной печати. Лишние 150 километров, потерянные силы и время, состояние отчаяния и досады – и в итоге участнику пришлось сойти. Другой случай с предыдущего марафона. Участник на последних этапах неправильно поделил оставшееся до Парижа расстояние на свою среднюю скорость и, решив, что он не укладывается в контрольное время, фактически бросил крутить педали, доезжая в прогулочном темпе. Арифметическая ошибка вскрылась только на финише, когда он не уложился в контрольное время какие-то считанные минуты.

До следующего КП в Каре-Плуже, а это около 25 километров,  я докатил практически незаметно. После него начались многокилометровые тягуны через горный хребет. Хотя максимальная отметка 347 метров от уровня моря не очень впечатляющая, в некоторых местах все же имеются выходы породы. Так что назвать это место горами можно с полным основанием. И эта тяжелая, выматывающая, забивающая мышцы тяжелым свинцом работа,  еще отягощалась видом возвращающихся из Бреста групп. Вообще-то, встречные стали появляться еще накануне вечером, но тогда эти ребята вызывали восторг своей скоростью, силой и мощью. А сейчас на них старались не смотреть, ведь до них было ещё 150 километров.

Горы не растут до небес.  После подъема начался спуск прямиком к океану. «Сердце рвалось из груди», но только не к вершине, а наоборот вниз. Вот он океан! Его маленький кусочек проезжаем по симпатичному мосту, на котором многие останавливаются и фотографируются. Хотя я не очень люблю фотографировать «на память», но иногда, как, например, в этом месте, я жалел, что у меня не было фотоаппарата.

Через добрый десяток километров по раскидистому городу добрался до самого дальнего на маршруте КП. Он располагался в спортивном комплексе с обилием спортивного оборудования и тренажеров, даже была стена для скалолазания. Все окрестности вокруг комплекса и коридоров въезда-выезда запружены людьми. Эта картина стала уже привычной. Бонжюр! Браво! Бонкураж! Все приветствуют велосипедистов, радуются, поддерживают участников своими пожеланиями, понятными не только французам.

При выезде из Бреста ждал неожиданно сильный дополнительный импульс. Дело в том, что стрелки в направлении Бреста были желтого цвета, а в обратном направлении стали оранжевыми.  Так вот эта смена, означающая, что ты едешь на финиш, а не от него, отогнала все мысли о том, что впереди еще 612 километров пути и подхлестнула вперед. И действительно, подъем от уровня моря на пиковую точку 347 метров прошел практически незаметно. Затем 20 километров свистящего спуска возвратили на утренний КП в Каре-Плуже.

О ветре велосипедисты обычно высказываются негодующе, когда он встречный и молчат, когда он попутный.  В первый день ветер был слабым, преимущественно северным, боковым, ближе к вечеру стал полувстречным. Но ближе к ночи, во время дождя он заметно окреп и чувствительно снижал скорость. И вот теперь во второй половине второго дня улыбнулась, наконец, удача. Установился практически попутный восточный ветер, скоростью порядка 4-6 м/сек., который «надувал» на ровных участках скорость более  40км/час.

Стремясь по максимуму воспользоваться попутным ветром, быстренько отметился  в Лудеаке – и снова в седло. Через час, с наступлением  ночи ветер сошел на нет. Но и без него дорога была не тяжелой – теплый неподвижный воздух, гладкий асфальт, более или менее пологие спуски и подъемы.

Чем дальше по дистанции, тем более разряженным становится поток велосипедистов. Особенно ночью, когда многие отдыхают. И эту ночь я ехал в одиночестве, лишь далеко впереди и сзади мерцали огоньки попутчиков. Совершенно не хотелось выламывать большую скорость, просто ехал, получая удовольствие. Удовольствие от теплой ночи, от движения, от свершавшегося в моей жизни события. Как ни странно звучит, но это мое небыстрое движение казалось покоем. После того, как попутный ветер дал отдохнуть, хорошо «прокачать» мышцы свежей кровью, чувствовал себя отдохнувшим.
Желая упредить засыпание за рулем, заехал в Кедилак на спальный пункт. Поспал три часа, принял душ. Из душа почему-то льется только очень горячая вода, причем нет возможности отрегулировать температуру. Приходится сначала привыкать к воде и только потом мыться.

Утром неожиданно дала знать о себе ушибленная рука. Дело в том, что по пути на регистрацию и техосмотр накануне меня сбила машина. Дело было так. На дороге, по которой я ехал, крайняя правая полоса была отведена под стоянку автомобилей, затем левее располагалась велосипедная дорожка, а затем собственно проезжая часть.  Я ехал примерно со скоростью 35км/час по своей дорожке, в то время как водитель Camry, ехавший чуть впереди,  увидев пустое  место для стоянки, резко, даже не включив поворотник, начал поворачивать направо, перерезав мне путь. Торможение на узких колесах было мало эффективным, тем более что ночью был сильный ливень, и асфальт еще не просох. В результате я  ударился  в правый бок машины. Удар был скользящим, и я отлетел в пустую нишу на парковке, но не упал. Основной удар приняла на себя левая рука, которой я снес зеркало заднего вида на машине. После самообследования я обнаружил на себе только легкую, практически незаметную ссадину, и ещё была небольшая боль в мышце предплечья. Поняв, что с велосипедом все в порядке и что со мной ничего серьезного не произошло, подошел к машине. За рулем в застывшей позе сидел афрофранцуз, обеими руками вцепившись в руль, похоже, прекрасно понимая, что натворил.  Я попенял ему за его невнимательность и поехал на регистрацию.  И вот во время ночного сна, видимо, отлежал эту руку. Впрочем, боль в руке быстро прошла.

Еще затемно выехал и через полтора часа прибыл в сонный и холодный утренний Тентеньяк. Здесь позавтракал и отправился дальше «добивать» оставшиеся 360 километров. И хотя этот путь был много меньше пройденного, он сам представлял собой самостоятельный марафон! И его ещё надо было проехать.

Мысли были уже в окрестности Парижа. И утро казалось прекрасным, и ехал очень легко. Установилась идеальная для велосипеда погода: штиль, пасмурно, температура около 20 градусов. Солнце выглядывало лишь ненадолго. Пятидесяти пяти километровый участок до Фужера преодолел за 2 часа.

Правда, уже на следующем этапе пришлось расплачиваться за пережитое блаженство. Неожиданно прибила ужасная усталость, забились ноги, стал терять контроль над велосипедом, не хватало дыхания, каждый километр приходилось просто вымучивать. Периодически пробовал отлежаться, массировал ноги, съел дополнительный энергетический батончик, даже поспал около 15-20 минут. И в итоге 88 километров до КП в добирался шесть(!) часов. А здесь снова грандиозный праздник – весь город Вилен-ла-Жуель на улице. Задолго до КП, вдоль огороженного коридора встречают люди. Ведущий через мощные колонки ведет репортаж, и зрители время от времени взрываются аплодисментами. На КП подарили брелок-фонарик с символикой города.

Немного повалялся на траве и поехал дальше на очередной восьмидесяти километровый участок. Начавшиеся задолго до Вилен-ла-Жуель крутые холмы продолжились и дальше. Самочувствие оставалось по-прежнему тяжелым. По опыту знал, что скоро должно отпустить, должно открыться очередное дыхание, но оно все не открывалось. В итоге очередные 80 километров проехал за 4,5 часа. Чуть лучше, но все равно 18км/час – это не скорость, даже по горам, даже после 1000 километров. Что делать не знаю… В Мортань-О-Перше в знакомой столовой решил хорошо поужинать. Во Франции есть приятный для марафонца обычай. В столовых в тарелку накладывают столько еды, сколько попросит клиент. Я не преминул этим воспользоваться и поужинал огромной тарелкой риса с курицей. И с надеждой, что должно стать лучше, отправился на последний перед Парижем контрольный пункт в городе Дрё.

Несмотря на надежды, лучше не становилось, становилось хуже. Заболели легкие, ощутимо увеличился пульс. Снова пошли затяжные подъемы и стремительные спуски, не дающие ни малейшей возможности отдохнуть. Я уже начал останавливаться на подъемах, чтобы хотя бы за два присеста их одолеть. Настала ночь. Приступил к занятиям арифметикой, деля и умножая, вычитая и складывая километры, часы, скорости. И хотя подсчеты были оптимистичны, свидетельствующие о том, что я должен успеть на финиш и даже имею время для отдыха, отдыхать не хотелось. Более того, ставшие заметными ещё около 300 километров назад потертости и раздражения в местах контакта с седлом, сейчас начинали все сильнее и сильнее беспокоить, заставляли чаще педалировать стоя, особенно в гору, выбирать менее болезненную, но более неудобную позу. Через некоторое время вследствие неправильного положения, и, следовательно, неправильной работы мышц и нагрузки на суставы стало отдавать болью в коленях. После чего предпочел терпеть боль там, где она быстрее пройдет, но зато сохранить правильную посадку и поберечь колени.

Где-то за 40 километров до Дрё горы заканчиваются, и начинается еле заметный, может быть полупроцентный, но монотонный спуск, вообще без подъемов. Жизнь стала налаживаться! «Полегчала» нога, нормализовалось дыхание, успокоилось сердце и, даже обогнав кого-то по пути, в два ночи прибыл в Дрё.  Отметившись, решил поспать пару часов за столом в столовой, даже не задумавшись, что это может обернуться и двенадцатичасовым молодецким сном. Но, видимо, к этому моменту я стал настоящим марафонцем, так что проснулся без будильника ровнехонько в четыре часа! Первые холодные километры были тяжелы, но потом разогрелся и покатил. Самочувствие было удовлетворительным, но компьютер упорно показывал скорость в районе каких-то 20-25 км/час. На последние 60 километров у меня оставалось одиннадцать часов, так что были все основания радоваться начинающемуся утру. За 20 километров до Парижа пришлось преодолеть три-четыре подъема. Но они – гуляю на все! – уже не могли сбавить темпа и преодолевались стоя, несмотря на забитые мышцы. Дальше были кварталы пригородов Парижа, перекрестки, светофоры, приветствия и аплодисменты на тротуарах. И печать в дорожную книжку на финише, как на очередном КП. Баночка колы в подарок от организаторов. Всё, марафон завершен! С большим удовольствием отправил три короткие СМС-ки с сообщением об успешном финише в не такую уж и далекую, как теперь казалось, Уфу.

Потом были ещё 12 километров до кемпинга, приветствия, взаимные поздравления, обмен впечатлениями, мгновенно испарившаяся в бокалах бутылочка розового вина, многочасовой сон на свежем воздухе. И впереди ещё, по крайней мере, четыре года для воспоминаний.

Владимир Лазарев

Информационная справка о марафоне на wikipedia.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *